Category: путешествия

ИГРА В УШКИ

Этого дома больше нет. Его снесли в начале октября нынешнего года. Я провел в нем первые 10 лет своей жизни, думаю, лучшие из них. 

г. Сортавала, ул. Пушкина, 8
г. Сортавала, ул. Пушкина, 8

Более 60-ти лет для временно построенного силами рабочих вагонного депо г. Сортавала дома, даже по российским меркам, оказалось многовато. Подсчитать возраст не трудно — ведь он мой ровесник! Невозможно описать те чувства, которые я испытал увидев развалины родного дома, поэтому начинаю публикацию серии небольших сочинений, почти одинаковых по содержанию, написанных тоже уже довольно давно. Прошу лишь принять во внимание дату этих записок (2005). Кое что с тех пор изменилось.

Жажду путешествий, до сих пор не утоленную, я приобрел, видимо, от деда по материнской линии, Пааво. А он, в свою очередь от своего отца, жителя финского города Тампере, Рудольфа Сунелл. Дом, построенный им на бывшей рабочей окраине, а ныне престижном, близком к центру районе Ярвенсиву, до недавних пор еще стоял на своем исконном месте. Но прадеду не сиделось в родном городе и он, прихватив маленького Пааво, уехал за океан, где поселился в небольшом городке штата Иллинойс близ Чикаго. В Америке тоже не складывалось, и он опять вернулся на родину. Мой дед стал работать на текстильной фабрике, когда ему исполнилось 10 лет. Ныне это здание перестроено под гостиницу и соседствует с живописной стоянкой катеров и яхт на озере Няссиярви. 

Collapse )

ОПЯТЬ В ХЕЛЬСИНКИ (2)

Вернемся в Хельсинки и еще раз убедимся, как прекрасен этот город в самом начале осени. Вот уже второй раз в этом году меня не оставляет ощущение, что я побывал за границей. Поскольку из-за здоровья матушки я нынче невыездной, даже вырваться на денек в такой город — большая радость.

Collapse )

ОПЯТЬ В ХЕЛЬСИНКИ (1)

Моя бабушка, родившаяся даже не в деревне, а на хуторе, всегда говорила, что любит большие города. Каким-то образом эта ее любовь передалась и мне. Еще в конце апреля, когда я после перерыва в пару-тройку лет появился в столице новой родины, как бы не по своей воле, я почувствовал флюиды этого маленького Вавилона, где то и дело слышишь иностранную речь и видишь разнообразных, порой ярких и неожиданных персонажей. Чуть ли не на вокзале мимо меня проходит щеголеватый господин в шикарном костюме с острейшими стрелками на брюках и безукоризненных ботинках. Последний раз я видел такого в деловом квартале Сан-Франциско больше года назад. В Йоэнсуу этот вид в природе не существует. Уже выходя с вокзала тебя охватывает внезапный дух свободы и новизны. Твоя повседневная жизнь в небольшом городе представляется скучной и серой. Вот такие ощущения я пережил, решив, что надо бы наведываться сюда и по своей доброй воле хотя бы пару раз в году.  

Collapse )

ДОЖДЛИВЫЙ ДЕНЬ В САН-ФРАНЦИСКО. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

13. ЗАГУЛ ПО-ПОЛИНЕЗИЙСКИ

На приеме я вновь оказался у столика Илкки и Аннели, чья профессия связана с прикладным искусством. Оказалось, что она провела 6 часов во вновь недавно открывшемся после ремонта музее современного искусства – SF MOMA. На своем смартфоне она показала некоторые из сотен снимков декоративно-прикладного искусства, сделанного ею всего за один день. «У каждого своя харизма, – скалал я Илкке. Аннели спросила меня, пишу ли я путевые заметки? Пришлось признаться, что да, а так же в том, что получается не очень. Когда-то я вывел для себя несколько правил сочинения травелогов. Одно из главных – никогда не писать «а потом я пошел туда-то и увидел то-то», но именно так я и пишу. Потому что это самое простое. Поговорили об этом.








К нам подрулил профессор Виктор К. с супругой. Они были гостями в нашем институте и Виктор занимал кабинет по соседству со мной. Я вдруг вспомнил строчки “If you’re going to San Francisco/Be sure to wear some flowers in your hair”.

– Joni Mitchell, – сказала она.

– Scott McKenzie, – поправил ее я.

В общем, вечер удался. Я сделал несколько снимков приема, но все они оказались по понятным причинам не в фокусе.Collapse )

В ПОИСКАХ КОЭНА. ЧАСТЬ 10

Памяти Леонарда Коэна



ТАМ ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ФРАНЦИЯ: На берегах Сен-Лорана

Наше повествование подходит к концу. Осталось сделать еще несколько крупных и смелых мазков, чтобы картина была закончена. Напоминаю, что в октябре 2009 года я озадачился поиском Леонарда Коэна, в ту пору еще здравствующего, в его родном городе Монреале. Помогали мне в этом его роман "Блистательные неудачники", цитаты из которого мы время от времени в этот рассказ вставляем, и житель Монреаля, мой друг с юных лет, Саша Николаев.

Прежде чем взяться за кисть и идти дальше, взглянем еще раз на этот красивейший город Северной Америки с высоты птичьего полета.



А вот как увидел этот город в ночное время Леонард Коэн:

"И вот теперь  из убогой своей лачуги я ясно вижу огни большого города, появившегося, как было предначертано и предречено, тени его зданий покрыли эту землю, бесконечные гирлянды приглушенных огоньков вереницами светлячков метят центр Монреаля" (с. 183).



30.10.2009. пятница

В этот день состоялась долгожданная презентация доклада вашего покорного слуги на международной конференции, посвященной проблемам границ. Она проходила в этом здании



UQAM

Университет Квебека в Монреале (фр. Université du Québec à Montréal) — один из четырёх университетов в Монреале, Канада.

Collapse )

СЕГОДНЯ 110 ЛЕТ МОЕЙ БАБУШКЕ

Моя бабушка, Анна Сунелл ( в девичестве Ярвинен) родилась 19 декабря 1906 года в финском местечке Кангасала. недалеко от Тампере. По ее словам, на своем хуторе они постоянно играли "в город". Родившаяся и проведшая первые годы жизни в глухом лесу, она всю жизнь тяготела к урбанистическим пейзажам и городскому образу жизни.



Начнем рассматривать фотографии в хронологическом порядке. Это одна из самых удачных фото бабушки в молодости.



Сохранилось несколько снимков, где она во времена своей бедной, но счастливой молодости вместе с подругами.Collapse )

ПОТРЯСАЮЩИЙ ТОКИО (14)


              По
Сумиде
по
реке


Отправляясь на прогулку по Сумиде, я не знал, что это первая из пяти (ПЯТИ!) подобных экскурсий, которые я совершу всего за один месяц – август 2015 г. Не знаю, что там сказано на этот счет в книге рекордов Гиннеса, но то, что это мой личный рекорд – абсолютно точно.


IMG_3977b.jpg


Так или иначе, от уже знакомого причала на правом берегу Сумиды возле моста Адзума, мой круизный теплоход отправился вниз по реке, в сторону Токийского залива. Подробно отснятая на видео поездка гораздо беднее представлена на фотографиях.Collapse )

ПОТРЯСАЮЩИЙ ТОКИО (12)

IMG_4373b.jpg


        Дорогой к храму: Сенсо-дзи

IMG_4697b.jpg

Не отказав себе в удовольствии пройтись вдоль реки, я проследовал ее левым берегом в обратном течению направлении. На большой площади возле здания Asahi Breweries мальчишки играли в футбол. Одно из зданий комплекса любовалось собственным зеркальным отражением в стеклянных стенах другого.

Collapse )

ПОТРЯСАЮЩИЙ ТОКИО (11)

      Возьми меня к реке: В районе Асакуса (Asakusa)

IMG_4701b.jpg

6.08.2015 чтв.

На столике в общей комнате в Ace Inn лежала пачка “Salmiakki” – любимых соленых сластей финнов. Токио – город соблазнов. Портье Кензуке, с которым мы подружились, рассказал мне историю о двух финках, проживших в хостеле 2 месяца, и которым, по возвращении на родину, по его словам, пришлось работать за троих, чтобы на их банковских карточках опять появилась хоть какая-то сумма. Было похоже, что я не единственный «финн» в гостинице.

Collapse )


ПОТРЯСАЮЩИЙ ТОКИО (9)



IMG_4295b.jpg

Напуганный ящером на крыше и мучимый угрызениями совести от посещения злачных мест Кабуки-тё, я поспешил в синтоистское святилище Ханазоно Дзиндзя (яп. Hanazono Jinja, eng. Hanazono shrine,). Формально и административно его территория не входит в Кабуки-тё, но географически входит.

Это святилище было основано в середине 17-го века. Слово «дзиндзя» произошло от архаического «shinsha», которое означает «место бога». Смысла всех этих сооружений и ритуалов не понять, не зная хотя бы в общих чертах сути древних верований синто. В их основе лежит почитание Ками, символизирующих сакральный мир. Синтоистское святилище или кумирня – это место, где обитает Ками. Collapse )