Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

БЕРЛИНСКИЕ СНЫ. Часть 6

Все хорошее когда-нибудь кончается, в том числе конференции, симпозиумы и конгрессы. Заканчивалось и это мероприятие, однако, как вы убедитесь, это было довольно затянувшееся прощание и с точки зрения путешественника все только начиналось

Collapse )

BERLIN 2005. Part 1

Сейчас мне кажется странным, почему я после поездки в Швецию в 1997 г. восемь лет просидел дома и никуда в дальнее зарубежье не выезжал. В свете последних событий, это особенно обидно – столько всего можно было посмотреть, в стольких местах мира побывать! 

Подняться над облаками теперь так просто!
Подняться над облаками теперь так просто!
Collapse )

БЕЗУМНЫЙ ТАЛАНТ

Быть мастером художественного слова для него было мало. С юности его задачей было соорудить художественное произведение из своей жизни. Как бы ни сложились обстоятельства, идти нужно против течения, ломать стереотипы поведения, и, главное, не бежать за «стадом парнокопытных». Чем известнее он становился, тем больше ощущал свободу делать то, что вздумается. Он исходил из мысли, что в этой жизни нужно быть победителем. Добившись успеха на литературном поприще, он решил, что этого мало.  

Он презирал Маккартни за его индифферентное отношение в делу революции, и уважал Леннона за его левачество. Гордился знакомством с Дали, потому что тот эпатировал буржуа и обывателей – то есть занимался тем, чему посвятил свою жизнь он сам. 

Все, что он делал, было продиктовано стремлением сделать свою жизнь неординарной и интересной, не оставить в ней места для серых будней. При этом он шел по этой яркой жизни, калеча жизни других. Его жены умирали и кончали жизнь самоубийством, а его не брала ни одна пуля, отсидки превращались в благотворное время тихого писательского труда. Цинизм в отношении «боевых товарищей» и прочих граждан, о судьбе которых он мало беспокоился, сближает его с позицией сталинистов – ради идеи можно идти по трупам своих сограждан.    

Collapse )

БАРИН РАССУДИЛ

Недавно в сети наделала шума заметка Артемия Троицкого, в которой он пишет о режиссере Андрее Кончаловском и журналисте Владимире Познере. Автор критикует их обоих за политическую мимикрию, угодничество перед властью и т.д. С тезисами можно соглашаться или спорить, но меня смущает в них одно: абсолютное отождествление этих двух персонажей. На деле же, насколько мне известно, их позиция по отношению власти диаметрально противоположна. Кончаловский говорит о том, что ВВП - это то что нужно России, и дай бог, чтобы он правил столько, сколько сможет. Для страны от этого будет только благо. Познер прямо говорит, что ему политика президента не нравится, и он желал бы, чтобы Россия шла другим путем. Разве это не разные позиции? Все остальное - нюансы. О Кончаловском много будет сказано ниже, поэтому скажу о Познере. Его журналистское кредо - быть объективным. Он не устает повторять это, но именно поэтому он попадает под прицельный огонь со всех сторон. Ведь объективно - значит ни за кого. Мне представляется, что он искренен в этом служении профессиональному долгу. Может потому, что я тоже склонен к объективности - ведь я Весы по гороскопу.



Теперь о другом. Несколько лет назад я написал заметку по поводу одной книжки. Мой товарищ, чьему мнению я доверяю, разнес ее в пух и прах. Хотя притензии были в основном к стилистике, содержание тоже не одобрялось. Так текст и застрял в компьютере на долгие 7 лет. Заметка касалась Кончаловского. О нем товарищ сказал: он вообще никому уже не интересен, в отличие от его жены Юлии. Ну про последнюю как-то пока не пишут, а о знаменитом режиссере ломают копья вовсю, так что неправ был мой товарищ. Вот я и решил все же тот старый материал выложить. Вряд ли он кому-то на что-то откроет глаза, но пусть будет.


Предисловие к первой версии статьи

[28.12.2009 г.]

Поводов для написания этой статьи в конце 2009 г. было предостаточно. Первоначальным толчком явилась книга Кончаловского и Пастухова «На трибуне реакционера», написанная двумя годами ранее, но прочитанная мною в декабре упомянутого года. Тогда же случилась смерть Егора Гайдара, личности, имевшей непосредственное отношение к теме либерализма в России. И, наконец, юбилей Сталина, в очередной раз продемонстрировавший анти-либеральные настроения значительной части российского общества. И все же, поскольку тема неисчерпаема, ограничим ее просмотром некоторых страниц вышеупомянутой книги.

                


ЛИБЕРАЛ – ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО:

     О книге Андрея Кончаловского «На трибуне реакционера»

Кончаловский А.С. На трибуне реакционера / Андрей Кончаловский, Владимир Пастухов. – М.: Эксмо, 2007.


Зря А. Кончаловский написал эту книгу. Его философия жизни, а также политические, моральные и эстетические взгляды были довольно полно изложены в предыдущих сочинениях – по сути, двухтомнике воспоминаний «Низкие истины» и «Возвышающий обман». Неприкрытый симпатичный цинизм Кончаловского, откровенное описание им своих низких падений и возвышающих обманов на длинном жизненном пути – все это делало их интересными. Талантливо написанные, они вполне могли бы встать в ряд серии воспоминаний и статей коллег, таких как «Антониони об Антониони» или «Бунюэль о Бунюэле». В новой книге Кончаловский лишь «разжевывает» то, что внимательному читателю предыдущих работ, да и в целом знакомым с его творчеством и взглядами было и без того ясно.

Любая нравоучительность скучна, а книга должна быть интересной. В первой главе автор оговаривается, что переметнулся в лагерь реакционеров на время и как бы понарошку, чтобы показать российскому обществу, что его не туда ведут. Если бы он это сделал в начале 1990-х гг. – эта книга была бы востребованной и, может быть, даже стала бы классикой. Убеждать сегодняшнюю российскую публику в том, что либерализм – это плохо, несколько поздновато. Она сама может объяснить это автору не хуже. Объяснять либералам, что необходимо усиление роли государства, может и стоит, но для этого аргументы должны быть посильнее.

К сожалению, показав неоднозначную отщепенскую роль интеллигенции в истории России, потомок аристократов Кончаловский в полной мере демонстрирует ее в своем сочинении. Трудно ожидать от художника систематического, логичного и структурированного изложения социально-политических взглядов. Но столь противоречивое изложение редко у кого встретишь. До сих пор как-бы западник либерал-космополит Андрей и консерватор-реакционер Никита представляли политический расклад российского общества в отдельно взятом семействе Михалковых. Теперь старший брат решил немножко поиграть в игрушки младшего. С какой целью, мы уже сказали – благородной целью просвещения народа. Но кого конкретно он просвещает? Те, кто понимает все используемые им термины и прочие слова, вряд ли нуждаются в этом. А тем, кто не понимает, вряд ли эта книжка нужна.

Как это ни парадоксально, читая книгу, я несколько раз ловил себя на мысли, что автор слабо знает собственный народ. Складывается впечатление, что Кончаловский судит о нем по русской классической литературе. Стереотипные характеристики русского человека как «душевного», «добросердечного», «жалостливого» и «сострадательного» как-то плохо согласуются с другими местами, где описываются дикость и жестокость в быту современной России. «Русский человек стремится жить в коллективе, и он теряется, когда нет авторитета старшего» (с. 79).

На самом деле, со времени октябрьского переворота многое изменилось. Хамство по отношению к пожилым людям было нормой уже в СССР. Каждый день мы видим по телевизору как кто-то зарезал или зарубил топором свою мать или отца. На общинном сознании окончательный крест (часто в его могильном варианте) поставил еще Джугашвили (больше известный как Сталин). С тех пор русскому человеку идея индивидуализма отнюдь не чужда. За это же время была привита идея свободы личности от ответственности и проч., о чем пишется и в этой книжке. Но когда в ней предлагается пороть русского мужика (тут ссылка на позитивный опыт Сингапура) опять же нет понимания, что мужик-то уже давно не тот. Именно поэтому нам уже поздно оглядываться на опыт Китая, Японии и других азиатских стран, где как раз общинной сознание и, связанное с ним почитание старших, трудовое рвение и проч., сохранилось. Мы географически слишком близки к Европе и, видимо, поэтому зашли слишком далеко в модернизации экономики и сознания (да, да!) и у нас теперь один путь – на Запад [да, вот так вот, представьте, и написал я тогда, в 2009 г. Не думал, что через каких-то 7 лет за такую фразочку и побить могут - Sashizo].

Индустриализация и всеобщее образование, начатые под мудрым руководством нынешнего юбиляра [имеется в виду юбилей Джугашвили в 2009 г. - Sashizo], сделали свое дело. Наши женщины так же заражены гедонизмом и не хотят рожать, как их феминистски настроенные товарки в Америке и Европе. Но при этом они ходят в туалет на улице и живут в неблагоустроенных домах! Что СССР отличался теплыми чувствами по отношению к либеральным идеям? Но ведь именно тогда, в советские годы, был сформирован этот гибрид западного и восточного хомо сапиенса – «советский человек».

Развенчивая миф об универсальности либерализма, автор опирается на марксизм, при этом фундаментальным пунктом своего мировоззрения считает тезис о первичности культуры по отношению к политике и экономике. Маркса, который утверждал первичность производственных отношений – то есть отношений собственности –  первичными, а культуру относил к надстройке, то есть производным отношениям в обществе, это бы несколько удивило. В конце третьей главы автор предлагает «противопоставить либеральной философии Запада новый «Реальный Консерватизм неомарксистского толка». Читатель вправе ждать в последующих частях разъяснения этого тезиса-лозунга. Его не последовало. Все что мы находим дальше – это солянка из интеллигентского брюзжания по поводу «кокаколонизации» страны, исторических экскурсов, объясняющих отсутствие классовой структуры и городов западного типа в России, анализа тенденций современного искусства и много еще чего. Что же такое «Консервативный неомарксизм» так и остается загадкой.

Читателю остается теряться в догадках и выстраивать хоть какую-то концептуальную схему за автора. Противопоставляя консерватизм окончательно дискредитировавшему себя либерализму, Кончаловский, очевидно, настаивает на том, что Россия не доросла до либеральных реформ и в этом он становится на сторону Путина, который «стал все собирать в «кулак». Автор даже встает на защиту экс-президента от «борцов за народное счастья» из стана либералов и правозащитников. Но как тогда быть с пассажем о том, что «как и при царе-батюшке – Кремль дает добро (олигархам), и он же забирает «его» обратно». А уже через три страницы этой же книжки автор готов «возопить на весь мир: куда смотрит государство?!». Так вот оно и регулирует – кому дать, а у кого отнять. Это при разочаровавшем автора либерализме все регулирует закон.

2009-2016

 P.S. Мне кажется это одна из первоначальных версий статьи (рыться и искать файл с окончательным вариантом недосуг). Помнится я писал там о Гайдаре и его реформах, то есть о либерализме (отсюда и название заметки), объясняя его важность и нужность. Более того, уже после этого я насобирал целую папку материалов на эту тему, но руки, как всегда, не дошли.

 

БЕДА

В пылу праздничных страстей незаметным прошло одно событие, о котором нельзя молчать. В городе случилась большая беда, совершена большая ошибка, или даже большое преступление. Уничтожено здание молокозавода (на снимке внизу). В своей последней ипостаси - с оцинкованной крышей - оно уже не производило такого впечатления как прежде, но когда-то это было одно из тех финских зданий, которые всегда ассоциировались в моем сознании с южными европейскими городами - белый дом с черепичной крышей. Именно такие здания делали Сортавалу Сортавалой (пардон, земляки, в этом предложении не склонять не получается!).




В результате этой преступной ошибки целый фрагмент моей картины мира безвозвратно уничтожен. На его месте - вот это. Пустота.



И скажите на милость - какими такими "развлекательными центрами" эти деятели собираются заполнить эту брешь в восприятии города вашим покорным слугой и его земляками?



Готовясь сделать этот пост, я едва смог найти снимки бывшего молокозавода в своем фото-архиве. Казалось, что уж это-то здание будет стоять вечно. Вот и не фотографировал почти.  Оказалось, что нет.

ВИЗИТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КОЙ-ЧЕГО

Лето началось с нескольких необычайно жарких дней, и так случилось, что провел я их в родном городе. Коллега и товарищ из Москвы Владимир Колосов с молодыми сотрудниками своей лаборатории геополитических исследований попросил помочь в проведении небольшого исследования в Сортавала. Я сделал это с удовольствием, сочетая приятное с полезным.

IMG_8602b.jpg

После официального, но теплого приема в местной администрации, состоялось еще несколько встреч с представителями различных организаций и предприятий, имеющих отношение с приграничному сотрудничеству. Именно изучением его лаборатория Института географии РАН в основном и занимается.Collapse )

ЕГО ЗОВУТ ПААВО

Шел я как-то солнечным апрельским деньком по Хельсинки. Любовался появляющейся зеленью и первыми голубыми цветочками. Поражался красоте столицы с ее вот такой модерновой архитектурой.

2014_04_24_8306b

Время от времени попадались брошенные велосипеды с аккуратно привязанными в целлофановых пакетиках уведомлениями о том, что оставлять здесь средства передвижения никак нельзя.

2014_04_24_8259b

Неподалеку от здания финляндского парламента я столкнулся с пожилым человеком в светлом плаще. Лишь когда он прошел мимо, я понял, что это Пааво.Collapse )

СЕРЁЖА


Был уверен, что поставлю точку на олимпийских делах, но, попав в очередной раз в сеть, не смог выпутаться из необыкновенного интеллектуального обаяния вот этого человека.



Сергей Медведев, профессор и человек

Недавно он опубликовал статью о причинах неудач на Олимпиаде российской сборной. Причины эти, как всегда у Медведева, видятся с совершенно неожиданной стороны. Сергей и раньше занимательно писал о Севере. Вот, например, ссылка на изящный музыкально-политологический анализ в постмодернистском духе некоторых аспектов этой темы в статье

"The_Blank_Space: Glenn Gould, Russia, Finland and the North" :  http://www.ctheory.net/articles.aspx?id=128#bio

С точки зрения жителя Карелии, Сергей сам не совсем северянин. Он москвич, как он говорит, в четвертом поколении. Отец - музыковед, поэтому появление канацкого (!) пианиста Гулда в политологической статье не удивительно. Но не каждый родившийся на севере так привязан к нему. Вот его статья:

О (НЕ)ЛЮБВИ К ЗИМЕ, или почему мы проигрываем в Ванкувере

Сергей Медведев 

Стон стоит над всей Россией – в стране в очередной раз случился природный катаклизм под названием "русская зима". Прогнозы погоды напоминают сводки боевых действий: морозы наступают, снежный фронт приближается, коммунальщики несут круглосуточную вахту, на улицы вышли сотни единиц техники… Ведущие новостей пытаются приободрить людей: крепитесь, еще немного осталось. Проклятиями зиме полнятся блоги и социальные сети: в эти дни обычный статус юзера в ЖЖ, фейсбуке или одноклассниках – "ненавижу морозы" и "мечтаю о весне". Особенно отличаются по этой части девушки: заявления о нелюбви к морозам и грезы о тепле, видимо, должны подчеркивать их хрупкость, беззащитность или даже мечты о сильных мужских руках, которые возьмут их в охапку и увезут к морю – в Хургаду, на Паттайю, в бананово-лимонный Сингапур...  

Читайте продолжение здесь:

http://www.finam.fm/post/83/


Усилия советских идеологов по производству гармонично развитого человека будущего увенчались успехом в лице Сергея Медведева. Профессор и спортсмен, сочетающий землепроходческий экстрим с экстримом интеллектуальным... Кто знает, может он действительно маркирует наступление новой эры Возрождения? Для меня знакомство с Сергеем дорого еще и тем, что его многое связывает с той страной, в которой я сейчас живу - Финляндией.
Collapse )