Category: лытдыбр

TODAY’S BEST MUSIC (9)

THE NATIONAL

Эта альтернативная американская команда мне понравилась с самого первого раза, когда я их услышал. Главным образом, благодаря приятному баритону вокалиста. Создана группа была в городе Цинциннати штат Огайо. Их музыку относят к таким жанрам, как indie rock, alternative rock, post-punk revival. 

Collapse )

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ РЕГГЕЙ: Chris Blackwell (3)

Блэквэлл состоит членом нескольких благотворительных организаций: Island ACTS, the Oracabessa Foundation, the Oracabessa Bay Fish Sanctuary, The Mary Vinson Blackwell Foundation (созданная в честь покойной супруги на которой Крис был женат с 1998 по 2009 годы) и The Jamaican Conservation Trust.

Collapse )

ДОЖДЛИВЫЙ ДЕНЬ В САН-ФРАНЦИСКО. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

13. ЗАГУЛ ПО-ПОЛИНЕЗИЙСКИ

На приеме я вновь оказался у столика Илкки и Аннели, чья профессия связана с прикладным искусством. Оказалось, что она провела 6 часов во вновь недавно открывшемся после ремонта музее современного искусства – SF MOMA. На своем смартфоне она показала некоторые из сотен снимков декоративно-прикладного искусства, сделанного ею всего за один день. «У каждого своя харизма, – скалал я Илкке. Аннели спросила меня, пишу ли я путевые заметки? Пришлось признаться, что да, а так же в том, что получается не очень. Когда-то я вывел для себя несколько правил сочинения травелогов. Одно из главных – никогда не писать «а потом я пошел туда-то и увидел то-то», но именно так я и пишу. Потому что это самое простое. Поговорили об этом.








К нам подрулил профессор Виктор К. с супругой. Они были гостями в нашем институте и Виктор занимал кабинет по соседству со мной. Я вдруг вспомнил строчки “If you’re going to San Francisco/Be sure to wear some flowers in your hair”.

– Joni Mitchell, – сказала она.

– Scott McKenzie, – поправил ее я.

В общем, вечер удался. Я сделал несколько снимков приема, но все они оказались по понятным причинам не в фокусе.Collapse )

ПОТРЯСАЮЩИЙ ТОКИО (5)

Кусочек Азии или суши в подарок: Ameyoko, Ueno

Вечером того же дня мне довелось побывать еще на одном рынке, пожалуй, самом главном и знаменитом рынке Токио. На ресепшн я спросил весельчака Марка: куда мне съездить вечером, на что посмотреть? Он посоветовал ехать в Уэно. И написал на моей карте это красивое слово – Ameyoko. Ехать к императорскому дворцу нет смысла, пояснил он, там смотреть нечего, а вот если хочешь увидеть неформальную жизнь столицы во всех ее проявлениях, езжай туда. Что я и сделал. Выйдя из метро на станции Ueno, я повернул налево по главной магистрали. К ней примыкали более узкие улочки, в которых кипела жизнь.


IMG_4060b.jpg


Возле небольшого суши-бара я присел на стул, разбираясь со своей аппаратурой. Уже собрался было выходить, как вдруг меня чуть ли не силой заволок туда один из официантов. Я особенно не сопротивлялся. Суши я ем далеко не каждый день. Если быть точнее, последний раз в суши-баре я был, дай бог памяти, в январе 2008 года аккурат по другую сторону Тихого океана – в Виктории, Британская Колумбия (Канада). Правда сырую рыбу без особого удовольствия поглощал в предыдущий приезд в эти дальневосточные края, но в Корее. Поэтому, когда я присел к вертящемуся эскалатору, стал брать первые попавшиеся роллы.

Collapse )

WANHA JOKELA 3

ЛЕГЕНДЫ НЕ УМИРАЮТ. Часть 3

revolver2040_355

Группа Револьвер (Петрозаводск)

В 2004 году, когда я был еще завсегдатаем Йокела, там состоялся концерт этих альтернативщиков из столицы Карелии. В те же дни стены ресторана были увешаны картинками мамы лидера группы Максима Кошелева


Jokela1bc



Тогда в русскоязычной газете "Спектр" издающейся в Хельсинки была опубликована моя статья о ребятах


ИЗ РЕВОЛЬВЕРА ПО ПОПАМ

27.01.2004 концерт Револьвера в Wanha Jokela.

- "Голопопая моя, голопопа-а-а-я-я-я-я-я", - горланит Макс.


Представляю, как гордится та, про которую это написано. "Я помню чудное мгновение" скорее всего разочаровало бы.


Поп-период в русском роке. Только что ветераны, Макаревич с другим Максимом, Леонидовым, по телеку про любимую попу пели... Но Револьвер волнуют не только попы. Они поют про все, что интересно их поколению. Стоп. Им уже за тридцать. Думаю сверстникам не до песен и клубов - работа, семья, дети. Ценности меняются. Про попы только по ящику, отходя ко сну. Когда-то даже советская печать попрекала Джаггера чересчур зрелым возрастом. Ему было тогда столько же.


Максим был приятно удивлен, когда я сказал ему, что видел их по карельскому телевидению в 1980-е.


- Мы только в начале 1990-х попали на "99-209", - поправляет он меня, - благодаря Сергею Спиридонову.


Сергей - первый диск-жокей Петрозаводска. В середине 1970-х он, студент иняза, проводил (так это тогда называлось) дискотеки, посвященные Led Zeppelin и Deep Purple. Длинные комментарии на английском языке сопровождались еще более продолжительными композициями эры расцвета хард-рока, под которые молодежь с энтузиазмом танцевала. Экстази не требовалось, было достаточно пары стаканов сухого или дешевого портвейна, в зависимости от вкуса.


(Я рассказываю об этом ребятам, сматывающим "удочки". Для них это - предания старины глубокой. Они мне почти не верят).


Сергей, сделавший в последние годы головокружительную карьеру на центральном телевидении в Москве, еще в 1970-е явился организатором популярнейшей молодежной передачи на карельском телевидении, где он был ответственен, главным образом, за музыкальную часть. В этом качестве он и пропагандировал уже в начале 1990-х молодых Револьверов.


Уже тогда они обозначили возврат к корням - к шестидесятым. Ихним, конечно, западным. У нас в те славные годы другие песни пели: про черного кота, про замечательного соседа, что играет на кларнете и трубе, про соседку опять же, от которой Иосиф Кобзон не мог отвести глаз. Остается удивляться: как можно вернуться к тому, чего не было. Может тогда это не возрождение, а зарождение? То есть, те предпосылки, которые в Британии созрели к началу 1960-х, у нас появились к началу 1990-х. Не такое уж сильное отставание, если разобраться. Что же за предпосылки? Урбанизация, естественно. Что же еще? Петрозаводск, конечно, не Лондон, но за Ливерпуль с большой натяжкой сойдет. Появляется поколение людей, родившихся в городе, со своей особой культурой, менталитетом, модой. Приезжая в Петрозаводск, я ловлю себя на мысли, что в мое время девушки говорили совершенно иначе. А как они одеваются?! Если посмотреть сзади, то становится понятно, о чем горланит Макс. Ему, этому поколению, нужен свой голос. И чужеземное влияние тут уже большой роли не играет. Даже, если бы Максим с друзьями вообще не слышали англо-американской музыки, кажется, что они бы изобрели рок заново.


До сих пор их саунд насыщен умным и ненавязчивым битловским оптимизмом. Конечно, в мире они были не первыми, а в России, тем более в Карелии такая бодрая, полная молодого задора и энергии музыка тогда, больше десяти лет назад, делала первые робкие шаги. При слове "брит-поп" Максим морщится. Я его понимаю. Слава богу, они опередили это направление лет на семь. Оно уже благополучно почило, сметенное наводнением бойз/герлз групп, а Револьвер стреляет так же точно, даже еще лучше.


Жители Йоэнсуу с гордостью именуют Wanha Jokela "kulttuuri ravintola" (или "культурный ресторан" по-нашему), подразумевая под этим не культуру обслуживания - сервис тут вполне ненавязчивый, а днем обитает такая публика, что одна моя знакомая из России обозвала заведение "бичевником" - а то, что это место встречи художественной и творческой интеллигенции. Я видел здесь местного культового писателя Хейкки Турунена, стоявшего у стойки бара в окружении поклонниц, и как в зеркале отражавшегося в собственном портрете, висящем на стене. Отдавший в молодости долг богемной жизни, он разразился недавно остро критической статьей в местной газете, где призвал не посещать подобных злачных мест. Рассказывают, что в тридцатые годы здесь работал официантом советский разведчик, а другой наш человек, Кемаль Ашурбеков, почти десять последних лет выступал в качестве пианиста. Благодаря этому он стал самым известным в Северной Карелии музыкантом, деля славу лишь со своим другом румынским скрипачем Василем Пантиром.


Мне показывали художника, весьма почтенного возраста, чьи полотна постоянно висят в "колонном зале". На всех картинах нарисованы бутылки. Судя по красному носу, мастера вдохновлял не только внешний вид изображаемых предметов. На этот раз место бутылок заняли клоуны. Зал завешен картинами мамы фронт-мэна - Наталии Кошелевой. Культурная семья оккупирует культурный ресторан. Максим с удовольствием поясняет мне тонкости маминой техники. И объясняет со знанием дела, почему наиболее понравившаяся мне работа занимает самое невыгодное место в углу.


Максим говорит, что у него польские корни. Фамилия одного из предков была, кажется, Войцеховский. Звучит вполне аристократично. И в нем чувствуется эта шляхетская кровь: ироничный прищур глаз, внешняя независимость, которую можно принять за гордость. Недаром один известный петрозаводский журналист говорил мне на заре их карьеры:


- Всех понимаю, - и перечислял наших общих знакомых музыкантов "старой школы", - а этих ребят никак понять не могу. Что за поколение такое! С теми и за жизнь поговорить можно и о музыке, а этим все по-барабану!


Но при более близком знакомстве обманчивое впечатление аристократической надменности, перелицованной на манер юношеского пофигизма, быстро улетучивается. Ты видишь в нем интеллигентного, доброжелательного человека, хотя и не того рубаху-парня, которого он старательно изображает на сцене. Он - шоумен, но ровно настолько сколько требуется для созданного имиджа. Природная артистичность не требует работы режессера, а харизмы, без которой успех у публики ставится под большой вопрос, хоть отбавляй.


Быть голосом поколения означает пользоваться его лексикой и, в то же время, быть способным сформулировать то, что оно само не в состоянии. Револьвер не злоупотребляет жаргоном, как это делают многие. Он просто старается говорить с молодежью на одном языке и как можно проще. Иными словами, это пост-аквариумная группа, хотя ребята говорят, что они выросли именно на музыке Гребенщикова. Максим не встречался с Борисом, а о другом участнике Аквариума, Всеволоде Гаккеле, отзываеся очень тепло. Всеволод - одна из колоритнейших фигур культовой группы, игравший в ней на виолончели. Он также бывший владелец известного рок-клуба в Питере. К сожалению, говорит Максим, клуб, где они много раз выступали, уже закрыт.


Если они и бунтари, то другие. Им не нужно "ждать перемен". У них проблемы посерьезнее: у одного девчонка "залетела", другого вообще кинула. Мир рушится. Их отношение к старшему поколению ровное - оно их не волнует. Но и против политики они ничего не имеют. Перемены пришли? Ну и ладненько. "Зашибись".


Простота текстов не означает их примитивность. В них можно найти реминисценции, скрытые цитаты, иронию. Но их дворовый (здоровый?) постмодернизм идет не от чтения модных французских философов, а от жизни, от ощущения эпохи. Лапидарность высказывания у Револьвера порой сопровождается не слишком изящным построением фраз, нарочитой небрежностью поэтического слога. Но при их концепции излишняя искусность выглядела бы недостатком. Поразило же меня то, до какой степени Максим не владеет английским. Он мало чем отличается от его финского. Попытки кратко комментировать содержание песен вызывали дружный смех в зале. И певец охотно смеялся вместе со всеми.   


Я не зря писал выше об отсутствии прямого западного влияния. Револьвер отталкивался от отечественной школы рока. Ему уже было от чего отталкиваться. Из разговора с Максимом я понял, что он не очень в курсе происходящего в англо-американской музыке. Когда я сказал ему, что на нынешнем этапе группы, помимо британского рока, я вижу схожесть Револьвера с REM, он стал мне доказывать, что это английская группа. Правда, в Револьвере есть и знатоки английского языка, и западной музыки. В умении подобрать команду заключаются организаторские способности и качества лидера, присущие Максиму.


Однако сам факт не слишком глубоких познаний в области музыки фронт-мэна Револьвера напомнил мне встречу с другим выдающимся представителем карельского рока - лидером группы Нео-ретро Артуром Ефремовым. Костомукшские музыканты опередили Револьвер, первыми добившись успеха тогда еще в Ленинграде. Правда, у меня сложилось впечатление, что в отличие от петрозаводчан, своему триумфу в северной столице они обязаны не столько публике, сколько музыкальным критикам, которых восхитила как тонкая лирика Артура, так и изящная пост-арт-роковая музыка Нео-ретро. Это группа "старой школы", аквариумной выучки. Артур говорил мне, что считает себя прежде всего меломаном. Слушать чужую музыку ему доставляет не меньшее удовольствие, чем создавать свою.


Максим Кошелев, как музыкант, видимо, гораздо эгоцентричней и независимей от влияний. Его побуждает к действию внутренний толчок. Вместе с тем при всем отличие Нео-ретро от Револьвера, общим для их лидеров является способность сохранить то ощущение связи с поколением, о котором мы писали. Не с Поколением X или Y, или WHATEVER, а с молодежью на все времена, с юностью вообще. Это редкий дар. Далеко не всем рокерам это дано. И в этом залог той актуальности группы, о которой мы писали вначале и которая никак не связана с возрастом исполнителей.


Публика в Jokela состояла либо из русских, либо из людей, интересующихся русской культурой. Большинство финнов вели свои неторопливые беседы в соседнем зале. Я уже не удивляюсь этому. Было время, когда я с недоумением смотрел, как индеферентно часть посетителей воспринимала местную команду Pool, которая мне страшно нравилась, в другом легендарном месте Йоэнсуу - рок-клубе "Керуби". Там Револьвер тоже выступал примерно год назад. К сожалению этот клуб закрыли в связи с надстройкой многоэтажного дома, при этом казино, располагающееся в том же здании, благополучно продолжает функционировать. Слава богу, в Суоми хватает мест, где их ждут.


- Следующая остановка - Куопио, - объявляет Макс в конце вечера и приглашает туда всех присутствующих. Думаю, он и там напомнит публике, что "счастливые трусов не наблюдают". Мы просидели в Jokela до двух, пока уставшие официанты не стали на нас многозначительно поглядывать.


Давно считающиеся своими в московских и питерских клубах, Револьверы проторили путь и сюда - в Финляндию. Правда, не обошлось без скандала. Их первая попытка пересечь границу окончилась неудачей. За неподобающее поведение в нетрезвом виде на пограничном переходе им запретили въезд в страну и отправили обратно на родину. Совершенно в духе шумных молодых Роллинг Стоунз! Но это только подогрело ажиотаж у их заграничных фанов. Спустя некоторое время состоялось "триумфальное турне" по Финляндии, а затем, гастроли стали более или менее регулярными. Не думаю, что им грозит стать здесь столь же известными как фолк-ансамбль Мюллярит или группа Сантту Карху, музыка которых имеет финно-угорские корни. Многое в вещах Револьвера понятно лишь россиянам. Но клубной группе большой аудитории не требуется. Важна атмосфера, веселье, разговоры на русском и плохом английском и, конечно, выстрелы...из Револьвера...по попам

                                                                                                                                   Александр Изотов

                                                                                                                                   28.01.2004 Joensuu



Jokela2b

Та самая газетка

QUEEN MEETS THE DAME


ФРЕДДИ МЕРКЬЮРИ - ПАМЯТНИК И ЧЕЛОВЕК



Queen David Bowie Under Pressure

Наезды английских музыкантов в Монтрё не случайны. С давних пор этот швейцарский город был курортом для состоятельных граждан Великобритании. Многие покупали здесь дома. Лондонцы сбегали сюда от городской суеты и шума и поэтому были заинтересованы в том, чтобы здесь, в Швейцарии, было тихо и спокойно. Более эксцентричные натуры всегда признавали, что наряду с потрясающе красивой природой жизнь в Монтрё скучная и пресная. Нашествие рок-звезд внесло свои поправки.

Collapse )

АЛБАНСКОЕ ТАНГО

КАК ЭТО ВСЕ СЛУЧИЛОСЬ 

Началось все с того, что я стал служить в театре. Нет я не был реформатором сцены, я даже не был актером. Поэтому, пожалуй, больше, тому, чем я занимался подошло бы слово "работать", а не "служить". Но дело в том, что я и не работал. Должность моя называлась "завпостановочнойчастью" (коротко - завпост) народного театра ПГУ - Петрозаводского государственного университета им. О.В. Куусинена (не произносите при финнах этого имени, плиз). И в мои должностные обязанности входило обеспечение спектаклей студенческого театра реквизитом. 
 
Petr 

Здание Петрозаводского университета ПетрГу, в мое время ПГУ. Актовый зал с моим "кабинетом" находится в левом крыле


На практике это выливалось в хищение деревянных ящиков из соседнего гастронома, как в случае постановки Фимы Золотарева и прочих подобных полулегальных акций. Официально я имел дело с Обллитом - советской цензурой - в случае тиражирования афиш. На моей памяти сменилось порядка 4-х режиссеров и было создано порядка 3-х спектаклей. По крайней мере один год я не участвовал ни в одном из известных мне театральных видов активности. В этом не было моей вины. Жизнь в театре на время заглохла. О том какую роль в моей жизни сыграла вся эта околотеатральная деятельность я расскажу как-нибудь в другой раз. А сейчас разговор о танго.

Collapse )