Category: литература

БЕЛОЕ НА ГОЛУБОМ ИЛИ СЕРОЕ НА СЕРОМ

Прежде чем опубликовать третье эссе, последнюю часть триптиха, напомню, что явилось причиной того, что я начал делиться местами пафосными, местами сентиментальными мыслями о родном городе. А было так — в очередной раз посетив Сортавала, я обнаружил на месте дома, где провел свое детство вот эти развалины

Collapse )

ИГРА В УШКИ

Этого дома больше нет. Его снесли в начале октября нынешнего года. Я провел в нем первые 10 лет своей жизни, думаю, лучшие из них. 

г. Сортавала, ул. Пушкина, 8
г. Сортавала, ул. Пушкина, 8

Более 60-ти лет для временно построенного силами рабочих вагонного депо г. Сортавала дома, даже по российским меркам, оказалось многовато. Подсчитать возраст не трудно — ведь он мой ровесник! Невозможно описать те чувства, которые я испытал увидев развалины родного дома, поэтому начинаю публикацию серии небольших сочинений, почти одинаковых по содержанию, написанных тоже уже довольно давно. Прошу лишь принять во внимание дату этих записок (2005). Кое что с тех пор изменилось.

Жажду путешествий, до сих пор не утоленную, я приобрел, видимо, от деда по материнской линии, Пааво. А он, в свою очередь от своего отца, жителя финского города Тампере, Рудольфа Сунелл. Дом, построенный им на бывшей рабочей окраине, а ныне престижном, близком к центру районе Ярвенсиву, до недавних пор еще стоял на своем исконном месте. Но прадеду не сиделось в родном городе и он, прихватив маленького Пааво, уехал за океан, где поселился в небольшом городке штата Иллинойс близ Чикаго. В Америке тоже не складывалось, и он опять вернулся на родину. Мой дед стал работать на текстильной фабрике, когда ему исполнилось 10 лет. Ныне это здание перестроено под гостиницу и соседствует с живописной стоянкой катеров и яхт на озере Няссиярви. 

Collapse )

СЛАВА: История дружбы в картинках (3)

Думал ограничиться в своих воспоминаниях о Славе двумя первыми постами. Но ту вдруг неожиданно всплыли новые картинки. Они не только хорошо иллюстрируют уже сказанное о моем друге и наших студенческих годах, но и в целом передают ощущение эпохи.

У входа в общежитие справа налево - Слава, вышеописанная девушка-блондинка, имени которой я не помню, Сергей "Петрович" Петренко, Валтер Кийски. Два последних персонажа не упоминались в предыдущих постах, но о них можно написать отдельные заметки. С Валтером, живущим в Хельсинки, мы до сих пор дружны
Collapse )

ДОЖДЛИВЫЙ ДЕНЬ В САН-ФРАНЦИСКО. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

13. ЗАГУЛ ПО-ПОЛИНЕЗИЙСКИ

На приеме я вновь оказался у столика Илкки и Аннели, чья профессия связана с прикладным искусством. Оказалось, что она провела 6 часов во вновь недавно открывшемся после ремонта музее современного искусства – SF MOMA. На своем смартфоне она показала некоторые из сотен снимков декоративно-прикладного искусства, сделанного ею всего за один день. «У каждого своя харизма, – скалал я Илкке. Аннели спросила меня, пишу ли я путевые заметки? Пришлось признаться, что да, а так же в том, что получается не очень. Когда-то я вывел для себя несколько правил сочинения травелогов. Одно из главных – никогда не писать «а потом я пошел туда-то и увидел то-то», но именно так я и пишу. Потому что это самое простое. Поговорили об этом.








К нам подрулил профессор Виктор К. с супругой. Они были гостями в нашем институте и Виктор занимал кабинет по соседству со мной. Я вдруг вспомнил строчки “If you’re going to San Francisco/Be sure to wear some flowers in your hair”.

– Joni Mitchell, – сказала она.

– Scott McKenzie, – поправил ее я.

В общем, вечер удался. Я сделал несколько снимков приема, но все они оказались по понятным причинам не в фокусе.Collapse )

ИЗДАНА КНИГА О СОРТАВАЛА

Вот во что могут вылиться воспоминания детства и юности и долгое сидение в архивах с библиотеками!



Моя книга в конце концов вышла в Японии. Она является моим вкладом в изучение родного города Сортавала c точки зрения его послевоенной истории советского периода и формирования местной идентичности. Фокус в исследовании делается на развитии пространственно-географических образов территории Северного Приладожья. Я сердечно признателен коллегам, помогавшим мне в этой работе и представителям Евразийского Отделения по Исследованию Границ / Eurasia Unit for Border Research (UBRJ) при Славянско-Евразийском Исследовательском Центре университета Хоккайдо, благодаря которым издание книги стало возможным.



Вот ссылки

http://src-h.slav.hokudai.ac.jp/ubrj/eng/whats-new/archives/201612/26332.html
http://src-home.slav.hokudai.ac.jp/publictn/slavic_eurasia_papers/no8/index.html
http://src-h.slav.hokudai.ac.jp/ubrj/eng/


Приятного чтения!

СЕГОДНЯ 110 ЛЕТ МОЕЙ БАБУШКЕ

Моя бабушка, Анна Сунелл ( в девичестве Ярвинен) родилась 19 декабря 1906 года в финском местечке Кангасала. недалеко от Тампере. По ее словам, на своем хуторе они постоянно играли "в город". Родившаяся и проведшая первые годы жизни в глухом лесу, она всю жизнь тяготела к урбанистическим пейзажам и городскому образу жизни.



Начнем рассматривать фотографии в хронологическом порядке. Это одна из самых удачных фото бабушки в молодости.



Сохранилось несколько снимков, где она во времена своей бедной, но счастливой молодости вместе с подругами.Collapse )

ПОТРЯСАЮЩИЙ ТОКИО (11)

      Возьми меня к реке: В районе Асакуса (Asakusa)

IMG_4701b.jpg

6.08.2015 чтв.

На столике в общей комнате в Ace Inn лежала пачка “Salmiakki” – любимых соленых сластей финнов. Токио – город соблазнов. Портье Кензуке, с которым мы подружились, рассказал мне историю о двух финках, проживших в хостеле 2 месяца, и которым, по возвращении на родину, по его словам, пришлось работать за троих, чтобы на их банковских карточках опять появилась хоть какая-то сумма. Было похоже, что я не единственный «финн» в гостинице.

Collapse )


МУММО

Сегодня особый день. Стыдно, но я в ежедневной суете редко ее вспоминаю. Вот нынче, если бы телевизор не напомнил про 22-е июня, может не вспомнил бы бабушку. Сегодня ровно 20 лет со дня ее смерти. Всем лучшим во мне я обязан этому человеку, которого я называл по-фински "муммо" и никогда бабушкой. В России ее величали Анной Ивановной, чему она несказанно удивлялась, кажется, до конца дней. Зачем нужно отчество?

Прожив в СССР бОльшую часть жизни, она говорил на языке лишь отдаленно напоминающем мою родную речь. Это был некий самодельный язык, значительная часть слов в котором, была уловлена из общения с окружающими, и не всегда (даже чаще всего) неправильно воспринятая и запомненная (думаю, примерно таков же сегодня мой финский). Но для меня это был некий иностранный язык, выученный с раннего детства параллельно с русским. На нем бабушка рассказывала мне свои сказки и истории из своей жизни.

Я уже писал о родителях мамы и их судьбе в разделе "биография". Не хочу повторяться, поэтому покажу вам лишь несколько семейных фото и документов из семейного архива, имеющих отношение к бабушке, и отражающих вехи ее жизни.


Scan20016c

Это молодая жительница финского города Тампере, Анна Ярвинен. Она мне говорила, что с детства мечтала о большом городе, и при первой же возможности, уехала с родного хутора в местечке Кангасала, работать на обувной фабрике в Тампере.

Scan20032b


Это снимки родни и родных мест бабушки, подписанные ее уже не очень твердой рукой в старости. На нижнем фото ее мама, моя пробабушка, которую я в силу сложившихся геополитических обстоятельств никогда не видел.
Collapse )

Сердоболь-Валаам

Мне трудно мысленно совместить этого адекватного человека с деятелем, передвигающим бюсты разных исторических проходимцев и подонков непонятно с какой целью. Что касается Валаама, то дом инвалидов там в 1950-1970-е годы было местом ужасным и сортавальцы не ездили, живя в двух шагах оттуда именно поэтому.

СЛАДОСТРАСТИЕ


ИЛИ ВОЛШЕБНАЯ МУЗЫКА ЩЕЛЧКА

IMG_5808b


Задолго до того, как я стал обладателем этой замечательной камеры, я, пользуясь подобным продвинутым аппаратом друзей и знакомых, жутко им завидовал, ибо их машинка издавала потрясающий звук, который совершенно менял сам процесс съемки, превращая его из визуального искусства в нечто, относящееся к области музыки. Мой старенький EOS 350D в этом смысле порождал лишь скуку и уныние. Кому-то покажется странным, но покупая новую камеру, я думал не столько о пикселях и прочих преимуществах собственно производимых фотографий, сколько об этих самых волшебных щелчках.

Вот и Ролан Барт подтверждает: "На мой взгляд, орган Фотографа - не глаз, который ужасает меня, а палец, связанный со щелчком объектива, с металлическим скольжением пластинок... В моей любви к механическим шумам есть несто сладострастное, как если бы в во всей Фотографии они были тем единственным, за что церляется мое желание, как если бы своим коротким пощелкиванием они разбивали смертоносное пространство Позы." (Ролан Барт. Camera lucida:Комментарий к фотографии". М., 2011).

Bartb

Для большинства фотографов-любителей фотография - лишь часть повседневной жизни. Мастера-профессионалы, в лучшем случае, размышляют об эстетической составляющей фото-искусства. Француз Барт, написавший свою книгу в 1980 году, и американка Сюзан Зонтаг ("On photography") создают философию фотографии, исследуют не только ее социальную, но и метафизическую природу, при этом основываясь каждый на своем индивидуальном восприятии. Как любой субъективный взгляд, идеи Барта могут быть спорными. Но в одном мы с ним сошлись - в получении удовольствия от издаваемого фотоаппаратом механического звука. Послушаю еще раз

IMG_5807b 


КЛЕВО!